geosts (geosts) wrote,
geosts
geosts

Category:

рассказ

– И что, столько читать?!!

– Ну да, вот отсюда, где написано «Последование ко Причащению», и туда, дальше.

– И кто это придумал?! Я в жизни столько не читал! Вах!

– Темури, я за тебя почитаю, а ты только рядом стой! Устраивает? Слушай. По возможности...

Такой душеспасительный разговор вели пожилые супруги Темури и Таня в одно раннее воскресное утро, когда внуки еще спали.

Таня начала читать вслух негромко: «Молитвами святых отец наших...» Подслеповатые глаза за линзами очков привычно пробегали по знакомым строчкам, но мысли ее были далеко от содержания. Внутри поднималась волна радости, и трудно было не улыбаться, что никак не совпадало с текстовым настроем. Неужели этот долгожданный день наконец-таки наступил...

Они поженились так давно, что с трудом теперь могли вспомнить, как жили когда-то в детстве друг без друга. С тех пор утекло много воды, побито много горшков и много нервов сожжено в общей топке с обеих сторон.

Разные по менталитету и воспитанию, но общие по тбилисскому мировоззрению, они ужились вместе по большой необходимости. У Тани не было плацдарма для отступления назад. Ее родители все оставили на ее брата Валеру. Валера в середине 1990-х продал дом в Нахаловке и уехал из Грузии в ближайшее зарубежье.

Нет, не подумайте, что Темури был плохим мужем. Он, как и всякий грузин, обожал своих детей, любил Таню, которую привел против воли родителей, и – самый главный плюс в его пузатой копилке – не был бездельником и бесконтрольным выпивохой. (Так, в кругу друзей - это, конечно, не в счет. Ибо время, проведенное за столом, в счет жизни не идет. Потому как это блаженство и именины сердца. А счастливые, как известно, часов не наблюдают.)

Итак, Темури таксовал и довольно неплохо обеспечивал своей семье финансовый заслон от бурь и невзгод житейского моря. Таню он сразу же посадил дома, обосновав свое решение по-простому:

– Мне нужна жена для радости, а не уставшая, заезженная лошадь. Дома и так есть чем заняться.

Таня, наоборот, хотела чувствовать себя профессионально востребованной и рвалась в медсестры. Темури был категорически против и давил на свое, исконное:

– Я мужчина и знаю, как лучше.

Они ссорились, но в итоге Таня смирилась. Отвоевала себе право на бесконтрольное общение с подругами на своей территории и поставила точку на социализации.

Самый главный минус у Темури заключался в его ревности, маниакальной и всепоглощающей.

Он проверял Танину записную книжку, прислушивался к телефонным разговорам, надеясь поймать в отрывках диалогов долгожданный криминал. Даже свою работу он использовал как дополнительный вариант внезапной проверки. Мог ни с того ни с сего сделать огромный крюк, прикатить домой, вбежать на кухню с криком: «Где он?!» – и заглядывать под стол или за шкаф.

Поначалу Таня пугалась, но потом перестала реагировать. Нервов это ей стоило немало.

Темури знал за собой этот минус, но сам же и оправдывался:

– Аба, как ты хотела? Все так. Вам, женщинам, нельзя доверять до конца. Одна женщина десять простодушных мужчин вокруг пальца обведет.

И рассказывал очередную историю из семейных преданий:

– Дед моего деда в спальню к жене всегда с саблей входил, чтобы быть готовым к удару. Вдруг там кто-то прячется...

Таня закатывала глаза к потолку и вздыхала:

– Угораздило же меня с тобой связаться. Страшная вещь – генетика: не знаешь, где выстрелит.

А бывало и хуже. Начнет Темури с обычного вопросника с пылу с жару:

– Кто звонил? С кем говорила? Почему этот мужчина на тебя посмотрел? Я все видел. Ты ему незаметно улыбнулась! Говори.

Таня начинала психовать. А Темури, заводясь с пол-оборота, мог и руку поднять. Хорошо, хоть такие обострения бывали не часто. Иначе совсем была бы пытка, а не жизнь с ее мелкими радостями и сюрпризами.

Словом, было все сложно и примерно как на американских горках: аж дух захватывает, ощущение ветра в лицо, и вот-вот куда-то вылетишь.

В итоге они мирились и жили дальше. Надо было растить детей, а супруги понимали, что в одиночку ничего не выйдет.

Их сыновья Нуго и Тамаз выросли, сами стали папашами и время от времени подкидывали внуков дедушке и бабушке, чтобы те не теряли жизненного тонуса.

Темури обожал внуков, баловал их и с удивлением подмечал:

– Интересно, почему я их люблю больше, чем своих детей? Наверное, дело к старости: сентиментальным становлюсь.

Таня как-то незаметно для себя оказалась в церкви Александра Невского. Раз, другой зашла, потом как-то втянулась. Все это произошло настолько обыденно, что она и сама не заметила начала новой вехи в своей жизни.

Как-то на исповеди пожаловалась она одному из священников на мужа: постарел уже, а от старых привычек не отходит, все изводит ее ревностью к первому попавшемуся столбу, а уж про окружающих мужчин и говорить излишне. Нельзя ли, дескать, какой-нибудь молебен отслужить о просвещении ума или что-то в этом роде.

Отец Теймураз, а может быть, и Автандил (сейчас уже и не упомнишь, кто это был конкретно), ответил на это так:

– Иногда и от ревности бывает польза. Господь это использует ему во благо.

Ничего Таня не поняла, но и расспрашивать не стала. Кто их, этих священников, разберет. Иногда непонятно говорят.

Как-то этот разговор выветрился из памяти, а после этого последовало новое Темурино обострение на ровном месте.

Вначале он смотрел сквозь пальцы на походы жены в церковь: типа, все ходят – и она туда же. А потом стукнуло ему в голову, что это форменный непорядок на вверенном ему корабле совместного плавания. Полезли в голову мысли одна ужасней другой: «А что его Таня в церкви делает? Священники – тоже мужчины. Откуда знаешь, кто каким глазом на его жену посмотрит? Все бывает. Ну и что, что Тане далеко не 16 лет и даже не 46! Глаз у человека завидущий – он и что не увидит, свое дорисует».

И опять-таки слабое звено: видел Темури, как исповедь проходит, как священник каким-то полотенцем женщин накрывает. А кто его знает, что в этот момент происходит!

От одной такой мысли подскочил Темури, как будто чей-то бойкий петух его прямо в темечко клюнул, и скорее к Тане с претензиями:

– Все! Кончились твои походы! Я с тобой теперь ходить в церковь буду и все контролировать. Вах, как это я раньше из вида упустил!..

Таня только у виска пальцем покрутила:

– Хочешь – ходи на здоровье.

В ближайшее воскресение они пошли вместе. Темури почему-то нервничал, оглядывался, ловил взгляды. Сам нашел место, как ему казалось, подальше от всеобщего обозрения. И всю службу наблюдал за происходящим. Ничего подозрительного не обнаружил, но и не успокоился.

Пошел второй раз тщательнее осмотреть дислокацию. Священники как-то тоже не внушали доверия. Каждый из них казался подозрительным. Решил провести разведку боем – познакомиться лично, узнать, кто чем дышит. Пошел общаться.

Думал поговорить на общие темы для начала, да вышел разговор на два часа. О чем говорили, Таня так и не узнала. Только вышел ее Темури задумчивый. Полдороги шел, сам с собой ведя какой-то внутренний диалог. У Темури лицо как телевизор: все эмоции и переживания для массового просмотра.

Так, раз за разом, он стал в церкви своим человеком. Узнал много интересного. И в один прекрасный день ошарашил Таню новостью:

– Я тоже хочу причаститься. А то вижу столько раз, а сам не в курсе.

Поговорили супруги со священником, и их благословили вместе причащаться.

***

Темури еле дослушал до конца то, что читала Таня, половину явно не понял, но мужественно старался сосредоточиться. Потом они вместе вышли из дома.

Таня шла с ним под руку, смотрела на встречных редких прохожих, торговок с зеленью и фруктами, нищих, уже занявших свои хлебные места на трассе следования, ведущей к церкви. Тысячу раз виденное приобрело новый оттенок. Нет, она не надеялась, что, причастившись впервые в жизни, ее Темури в корне изменится. Ждать такого чуда на восьмом десятке жизни – абсурд. Хотя возможно, что для Темури старые, сто раз усвоенные принципы заиграют другими красками. И это тоже, как говорится, хлеб. И за эту мелочь стоит поблагодарить Кого-то!

Мария Сараджишвили

Tags: рассказ
Subscribe

Posts from This Journal “рассказ” Tag

  • Расскажи нам о жизни твоей

    В некотором месте скончался епископ, и пришли жители к митрополиту, прося, чтобы рукоположил им нового епископа вместо скончавшегося. И говорил им…

  • Любовь и Разлука

    У края поля стояли Любовь и Разлука и любовались молодой парой. Разлука говорит Любви: - Спорим, я их разлучу?! Любовь говорит: - Погоди, дай…

  • Кто произвёл смерть...

    «Странствующий монах встретил смерть: -Ты куда направляешься? — спросил он ее. -Иду в твой родной город. Заберу тысячу жизней.…

  • Что такое Вера?

    Если ты не замужем, купи свадебное платье еще до того, как ты нашла жениха, скажи: «Я уверена, что через год в это время создам…

  • Настоящая мама

    – Алло, это бюро находок? – спросил детский голосок. – Да, малыш. Ты что-то потерял? – Я маму потерял. Она не у…

  • Природа не терпит бесстыдства

    ― Мы страна без обращения к другому. Вот что я слышал от одного эмигранта, приезжавшего в Россию: «Вы знаете, что у вас заменило обращение…

promo nemihail 15:05, yesterday 238
Buy for 20 tokens
Почитайте, как расправляются с юристом Кантемиром Карамзиным: « - Здесь они медленно и каждый день меня убивают, не имея на то никаких, даже малейших законных оснований… К сожалению, я не бесстрашный герой...». Человека пытаются убить в CИЗО за то, что он очень…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments