geosts (geosts) wrote,
geosts
geosts

Category:

Рассказ

Ангелина и Дмитрий прожили вместе четверть века

Жили дружно, в достатке, отдыхали на престижных курортах. И дети радовали, и на здоровье не жаловались. Казалось бы, что еще нужно для счастья?
И все же Ангелина не чувствовала себя счастливой. Словно ей не хватало чего-то очень важного, быть может, самого главного…
Пока дети были маленькими, у Ангелины не было времени думать о «высоких материях». Крутилась как белка в колесе – хотелось обеспечить сыновьям безбедную жизнь.

Но время шло, дети выросли, основанная мужем фирма успешно развивалась, а Ангелина вдруг ощутила в сердце гнетущую пустоту. Будто все нажитое ими нелегким трудом вмиг утратило ценность, лишилось смысла.
– Совсем ты, мать, заработалась, – покачал головой Дмитрий. – Развеяться тебе надо, отвлечься. Может, съездишь куда-нибудь? Я бы и сам с удовольствием махнул в Испанию или на Карибы, но у меня сейчас самый ответственный момент: инвестора надо дожать – того и гляди сорвется с крючка.
Ангелина задумалась: последние двадцать пять лет она ни разу не отдыхала без мужа.

– Ну, разве что на экскурсию, куда-нибудь в Подмосковье…
Так Ангелина оказалась в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре и, стоя у мощей преподобного, впервые в жизни задумалась о своей душе. Нет, она не была воинствующей атеисткой, не гнала Церковь, не глумилась над иконами. Но и верующей Ангелина тоже назвать себя не могла. Ей просто было все равно, и это безразличие показалось ей сейчас самым тяжким ее грехом.
                   
Уезжая из Лавры, Ангелина купила целую стопку духовной литературы. Начала с Евангелия, затем одну за другой прочла несколько книг митрополита Антония Сурожского и вновь взялась за Священное Писание.
"Словно и не жила до сих пор", – изумлялась Ангелина и, привыкшая всем делиться с мужем, протянула ему сборник бесед владыки Антония:
– Ты только почитай, Митя! Это прямо про нас с тобой!
Но Дмитрий неожиданно резко осадил ее:
– Делать мне больше нечего! Церковь для лентяев и лузеров, а я и так отлично знаю, как жить.
           
Ангелина ошарашено взглянула на мужа, но спорить не стала. А в воскресенье вновь поехала в Сергиев Посад.
Вскоре Ангелина заметила, что муж все больше отдаляется от нее. Обсуждать с ней прочитанное и услышанное в Лавре Дмитрий категорически отказывался и с каждым днем все резче отзывался о верующих.
И вот однажды, вернувшись из монастыря, Ангелина увидела во дворе гору пепла: взбешенный провалом переговоров с инвестором, Дмитрий спалил всю ее духовную библиотеку.
Ангелина только ахнула.

– Господи, грех-то какой! Библию сжег! Что же теперь будет?
– А вот мы и поглядим! – злорадно усмехнулся Дмитрий.
Ангелина не имела привычки спорить с мужем. Вот и в этот раз она лишь заплакала и молча ушла в дом.
А на утро Дмитрий не встал с постели. Вся правая сторона тела была парализована.
– Митя, – в слезах умоляла Ангелина, – покайся! Ведь ты не просто книги, ты Слово Божие сжег!
– Молчи, дура, – рычал Дмитрий, – наслушалась поповских бредней! Лучше бы врача вызвала!
И потянулись безрадостные дни. Лучшие столичные врачи лечили Дмитрия, и ни один не смог помочь. Ангелина с горечью наблюдала, как таяли накопленные средства, но печалилась не о деньгах, а о том, что не может достучаться до мужа, убедить его покаяться и исповедать грех.
– Что делать, батюшка? – вновь и вновь спрашивала Ангелина. – Не слушает он меня, прямо уши затыкает!
И вновь и вновь слышала в ответ:
– Молись! Молитва верной, любящей жены творит чудеса.
И Ангелина молилась, как умела, день и ночь умоляя Господа простить и исцелить мужа.

Наконец, Дмитрий сдался.
– Твоя взяла, – процедил он сквозь зубы. – Зови попа, посмотрим, что он мне скажет.
Но звать священника не пришлось: на следующее утро Дмитрий сам встал с постели и даже смог доковылять до машины.
– Вези меня в Лавру, хочу посмотреть на твоего Сергия.
Ангелина, едва сдерживая ликование, села за руль, и спустя час автомобиль припарковался недалеко от стен монастыря.
Они уже почти подошли к Троицкому собору, как вдруг кто-то негромко окликнул их.

Ангелина и Дмитрий оглянулись: перед ними стоял щупленький седой монах.
– Ну что, милый, тяжко тебе? – участливо спросил он Дмитрия.
Ангелина замерла. «Сейчас раскричится, начнет грубить, оскорблять», – в ужасе подумала она.
             
Но, к ее удивлению, Дмитрий не рассердился. Он, как ребенок, вытер кулаком навернувшиеся слезы и стал горько жаловаться на судьбу.
«Пусть поговорят», – решила Ангелина и, чтобы не смущать мужа, отошла в сторону.
А Дмитрий все говорил и говорил. Монах слушал, чуть склонив голову набок, временами утешал, временами вразумлял. И напоследок сказал:
– Не отчаивайся, выздоровеешь. Вот в следующий раз встретимся – и сразу выздоровеешь!
И медленно пошел по направлению к Успенскому собору.

Ангелина поспешила к мужу:
– Что, что он сказал тебе?
– Он сказал… Постой, а где же он?
Ангелина оглянулась: монаха не было видно.
– Наверное, в храм вошел, – неуверенно проговорила она.
Но в Успенском соборе собеседника Дмитрия не оказалось. Ангелина обегала все дорожки Лавры – все было безрезультатно. И сколько бы с тех пор они ни ездили в Лавру, им так и не удалось разыскать таинственного монаха.
А состояние здоровья Дмитрия не улучшалось. Он с трудом передвигался при помощи палки, но правая рука его по-прежнему висела плетью.
Прошло полгода, наступило Рождество. В сочельник Дмитрий забеспокоился:
– Хочу съездить в Самару, проведать отца. Ему на днях восемьдесят стукнет, кто знает, когда еще свидимся. Да и я уже не тот…

За прошедшие месяцы Дмитрий сильно изменился: сам попросил жену купить Новый Завет и подолгу читал его перед сном. Задавал вопросы. Но пойти на исповедь так и не решился.
Отец Дмитрия Аркадий Иванович обрадовался долгожданным гостям. И, оглядев сына, с грустью покачал головой:

– Что-то ты, Митюха, совсем расклеился! Я вон на тридцать лет старше тебя, а до сих пор без палки хожу. А все почему? Потому что я каждый месяц купаюсь в святом источнике!
– В каком источнике? – удивилась Ангелина. Слова свекра, всю жизнь преподававшего научный атеизм, поразили ее до глубины души.
– Как это в каком? – в свою очередь удивился Аркадий Иванович. – Наш Ташлинский источник на всю Россию славится! Сама Божия Матерь его благословила!
В прежние времена Дмитрий бы рассмеялся отцу в лицо, но в этот раз ему было не до смеха.
– Может, и мне с тобой поехать? – робко спросил он.
– Отчего же не поехать? Хоть завтра поедем!
Народу в Ташле было видимо-невидимо. И почти все с тяжелыми недугами.
Дмитрий опустил руку в источник: вода была ледяная.
«Была не была! – решил Дмитрий. – Мне терять нечего». И взглянув на небо, громко произнес:
– Виноват я перед Тобой, Господи! Прости дурака безмозглого.
И тихо добавил:
– Прости, если сможешь…

В первое мгновение Дмитрий едва не вскрикнул от неожиданности: вода в источнике показалась ему теплее, чем в самой теплой ванне!
А затем он услышал знакомый голос:
– Ну, вот и встретились!
Дмитрий оглянулся и увидел щуплого седого монаха. Монах улыбался. И Дмитрий, подпрыгнув от радости, помахал ему рукой.
– Кому это ты машешь? – удивилась Ангелина.
– Да вон же, наш старый знакомый из Лавры!
Но Ангелина, как ни напрягала зрение, так и не смогла разглядеть так хорошо запомнившееся ей лицо.
И лишь минуту спустя воскликнула:
– Митя, рука!
Только тут Дмитрий осознал, что махал таинственному монаху парализованной рукой.
Домой возвращались в благоговейном молчании.

Аркадий Иванович не сводил глаз с сына, изумленно качал головой. Дмитрий никак не мог наглядеться на выздоровевшую руку, в сотый раз сгибал ее в локте, сжимал и разжимал пальцы. А Ангелина беззвучно плакала. Она всем сердцем благодарила Бога за исцеление мужа, но прежде всего – за его обращение.
           
А еще за Встречу. Ангелина нисколько не сомневалась, что седой монах, дважды явившийся ее мужу, был сам преподобный Сергий, и грустила лишь о том, что не удостоилась увидеть его у Ташлинского источника.
             
И словно в ответ прозвучали в сердце слова:
"Утешься, ты всегда со Мною, и все Моё – твоё. Блаженны не видевшие и уверовавшие".
– Ты прав, Господи, тысячу раз прав! – прошептала Ангелина и улыбнулась сквозь слезы.

Александра Немтина
20190427_183834.jpg
Tags: рассказ
Subscribe

Posts from This Journal “рассказ” Tag

  • «Нет иного мира – мир один»

    Юродивая Тарсо – идеальный образец безумия (Тарасии Загорэу, 1910–1989) Когда читаешь житие блаженной Тарсо начинает казаться,…

  • Полезная замена

    По окончании воскресной Литургии и молебнов, когда прихожане Свято-Лазаревского храма стали расходиться по домам, настоятель, отец Феодор, пришел…

  • Быть детьми не по разуму

    Якуты верят, как дети верят своей маме, вообще старшим. Именно к этому призывает нас Господь — быть детьми не по разуму, а по доверию,…

  • Группа монахинь Шамординского монастыря в Соловецком концлагере

    Летом 1929 г. на о. Соловки, в концлагерь, прибыл этап монахинь, около 30 человек, большинство прибывших были «Шамординские монахини»,…

  • История от иеромонаха

    Эту историю я узнал от иеромонаха Феофилакта, насельника Псково-Печерского монастыря, во второй половине восьмидесятых годов. А ему поведал…

  • Бестолковые дни

    Как было бы хорошо, если бы не было у нас бестолковых дней, если бы каждый день приносил духовный плод, делая нас богаче; если бы каждый вечер нам…

promo nemihail 12:00, вчера 109
Buy for 20 tokens
Удивительный по своей простоте случай, как в стране совсем избавились от инвалидов. Само собой корень проблемы - финансовый, так как инвалидов нужно содержать за счет государства, а значит, что физически здоровые люди должны работать и отчислять в казну за тех, кто не может работать. В один…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments